То, что заполняет дыру в моей душе, почему-то не спрашивает моего разрешения.
Оно забирается туда само,
а когда мне вдруг становится не по себе от тяжести,
и я пытаюсь выбросить лишний хлам,
оно начинает строить грустные глазки,
и я никак не могу устоять
и разрешаю ему остаться.
Потом я уже привыкаю к нему,
и оно так и остается там.
Навсегда.
Или до тех пор, пока не решает уйти само...